Книжная полка. Герман Мелвилл — Моби Дик, или Белый кит

mobi-dik-1

Эту книгу мне посоветовал прочитать Михаил Кожухов. Конечно, не лично, а на одной из встреч с молодыми журналистами. На встрече я лично также не присутствовал, а смотрел её в YouTube. Собственно это мало, что меняет. Главное в том, что Михаил Кожухов посоветовал обязательно прочесть эту книгу и что важно посоветовал это сделать именно молодым журналистам.

Последний факт (молодым журналистам) я думаю имеет ключевое значение. Почему? Дело в том, что я не советовал бы эту книгу читать. По крайней мере не читать эту книгу в обязательном порядке, а только в плане общего развития. Я не понял о чём она, для чего её написал Герман Мелвилл. Что он нам хотел сказать? Может быть о том, что безумие одного человека может поглотить абсолютное большинство окружающих его людей? Но если это так, то для XXI века после ужасов гитлеризма эта мысль кажется просто банальной. Для XIX века, возможно, она была свежа и актуальна, но своё время она явно не пережила.

А может быть Герман Мелвилл просто писал добротный приключенческий роман? Если это так, то и здесь промах. Роман достаточно однообразен и на мой вкус скучноватый.

Ну, а почему же уважаемый мной Михаил Кожухов советовал прочесть эту книгу молодым журналистам? Скорее всего за стиль. Стиль у Мелвилла великолепен, всё повествование можно обозначить как блестящий журналистский очерк. Это да!

Пример стиля

Для примера и демонстрации стиля я выбрал небольшой «кулинарный» фрагмент из первых глав романа. Измаил и Квебек перед отплытием «Пекода» ужинали в приморском кабачке:

«…Так оно и оказалось. Мистер Урия Хази находился в отлучке, предоставив жене в полное распоряжение все дела. Когда мы уведомили ее о своем желании получить ужин и ночлег, миссис Фурия, отложив на время выволочку, препроводила нас в маленькую комнатку, усадила за стол, изобилующий следами недавней трапезы, и, обернувшись к нам, произнесла:

– Разинька или треска?

– Простите, что такое вы сказали насчет трески, мадам? — с изысканной вежливостью переспросил я.

– Разинька или треска?

– Разинька на ужин? Холодный моллюск? Неужели именно это хотели вы сказать, миссис Хази? – говорю я. – Не слишком ли это липкое, холодное и скользкое угощение для зимнего времени, миссис Фурия, как вы полагаете?

Но она очень торопилась возобновить перебранку с человеком в фиолетовой фуфайке, который дожидался в сенях своей порции ругани, и, видимо, ничего не разобрав в моей тираде, кроме слова «разинька», подбежала к раскрытой двери в кухню, выпалила туда: «Разинька на двоих!» – и исчезла.

– Квикег, – говорю я, – как ты думаешь, хватит нам с тобой на ужин одной разиньки на двоих?

Однако из кухни потянул горячий дымный аромат, в значительной мере опровергавший мои безрадостные опасения. Когда же дымящееся блюдо очутилось перед нами, загадка разрешилась самым восхитительным образом. О любезные други мои! Послушайте, что я вам расскажу! Это были маленькие, сочные моллюски, ну не крупнее каштана, перемешанные с размолотыми морскими сухарями и мелко нарезанной соленой свининой! Все это обильно сдобрено маслом и щедро приправлено перцем и солью!

Аппетиты у нас порядком разыгрались на морозном воздухе после поездки, особенно у Квикега, неожиданно увидевшего перед собою любимое рыбацкое кушанье; к тому же на вкус это блюдо оказалось просто превосходным, так что мы расправились с ним с великой поспешностью, и тогда, на минуту откинувшись назад, я припомнил, как миссис Фурия провозгласила: «Разинька или треска?», и решил провести небольшой эксперимент. Я подошел к двери в кухню и с сильным чувством произнес только одно слово: «Треска!» – после чего снова занял место у стола. Через несколько мгновений вновь потянуло дымным ароматом, только теперь с иным привкусом, а через положенный промежуток времени перед нами появилась отличная вареная треска.

Мы снова принялись за дело, сидим и орудуем ложками, и я вдруг говорю себе: «Интересно, разве это должно действовать на голову? Кажется, есть какая-то дурацкая шутка насчет людей с рыбьими мозгами? Но погляди-ка, Квикег, не живой ли угорь у тебя в тарелке? Где же твой гарпун?»

Темное это было место «Под котлами», в которых круглые сутки варились немыслимые количества рыбы. Рыба на завтрак, рыба на обед, рыба на ужин, так что в конце концов начинаешь оглядываться: не торчат ли рыбьи кости у тебя сквозь одежду? Пространство перед домом сплошь замощено раковинками разинек. Миссис Фурия Хази носит ожерелье из полированных тресковых позвонков, а у мистера Хази все счетные книги переплетены в первоклассную акулью кожу. Даже молоко там с рыбным привкусом, по поводу чего я долго недоумевал, пока в одно прекрасное утро не наткнулся случайно во время прогулки вдоль берега среди рыбачьих лодок на пятнистую хозяйскую корову, которая паслась там, поедая рыбьи останки, и ковыляла по песку, кое-как переступая ногами и волоча на каждом своем копыте по отсеченной тресковой голове…»

P.S.

Что меня удивило? Роман «Моби Дик, или Белый Кит» считается одним из лучших американских романов. С 1927 года роман был экранизирован 9 раз. Wikipedia говорит, что лучшей является поставка 1956 года с Грегори Пэком в главной роли. Я решил посмотреть её в надежде, что здесь увижу захватывающий приключенческий фильм. Но, нет! Всё тоже.

Ещё раз я понял для себя, что мне не близка американская литература. В мировом литературном круговороте она вторична. Вторична! Только двух авторов я читал с удовольствием — Марка Твена и Марио Пьюзо.

 

"Мне спадабаўся матэрыял! Пакіну спасылку ў сацыяльнай сетцы!"

489 просмотров

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *